15 марта 2016, 12:00

Для книголюбов - полка букиниста (26): книга о мафии - приговор мафии писателю

  • В рубрике:
  • All around the world
  • По материалам: http://suomilarissa.livejournal.com/771266.html
  • Это Неаполь. Так туристов в порту встречает мафия — продажей контрафактных сумок. Это обычная картина для всех курортных городов Италии и Испании. Нелегалы продают нелегальный товар. И хотя за покупку подделок знаменитых брендов туриста могут ошрафовать, люди всё равно покупают по 20-50 евро «шанели» и «гуччи» с «валентино», не задумываясь о том, что деньги за сумку уйдут мафии, в Неаполе — «Каморре», масштаб преступной деятельности которой не имеет аналогов в Европе. «Каморра» — это не только Неаполь, она действует по всему миру: наркотики, проституция, складирование на полях и выброс в море радиоактивных веществ, убийства. Говорят, что на улицах Неаполя надо остерегаться скутеров, если водитель в шлеме: так ездят убийцы мафии «Каморра», под пули которых может попасть и прохожий.

    Неаполь. Нелегальные сумочки...

    Вернёмся к сумкам.

    Брендовые сумки стоят очень дорого для обычного туриста, не богача. Цена зашкаливает далеко за тысячу евро.

    Париж-май 2015

    «Каморра» занимается не только продажей наркотиков, мусором, ядовитыми отходами, но и производством контрафактой одежды и изделий из кожи, доход от продажи которых превышает в два раза сбыт наркотиков, а это говорит о многом. Сумки, одежда, обувь подпольных фабрик «Каморры» продают по всему миру, в том числе и в Финляндию. «Ненастоящие настощие» — так назвал Савиано в своей книге «Гоморра» подделки мафией брендов, которые в бутиках смешиваются с оригинальными брендами. В жутких условиях за мизерную плату трудятся на подпольных фабриках Неаполя работницы. Вот как об этом пишет Роберто Савиано в своей книге «Гоморра»:
    «Фабрики ютятся под лестницами, на первых этажах типовых домиков. В лачугах на окраинах пригородов. Люди кроят и сшивают кожу, делают обувь, сидя друг за другом. Перед твоими глазами спина коллеги, а в твою спину упирается взглядом сосед сзади. Работник текстильной промышленности трудится около десяти часов в день и зарабатывает от пятисот до девятисот евро в месяц. Сверхурочная работа обычно хорошо оплачивается. Вплоть до пятнадцати евро сверх обычной таксы за час работы. Чаще всего фирма нанимает не более десяти человек. На этажерке в комнате, где шьют, возвышается радиоприемник или телевизор. Радио включают ради музыки, иногда кто-то напевает. Но если работы много, все молчат, и слышно только, как стучат иглы.
    Больше половины сотрудников на таких предприятиях — женщины. Мастера своего дела, они уже родились за швейной машиной. Если верить документам, то никаких фабрик здесь нет и трудящихся на них людей тоже.»
    ***
    Неаполь. Исторический центр города ЮНЕСКО — Испанский квартал, один из самых бедных в городе.

    Неаполь. Испанские кварталы.

    Неаполь. Испанские кварталы.
    ***
    «Слово «каморра», — пишет в своей книге Савиано, —  выдумали полицейские. Его употребляют судьи, журналисты и сценаристы. Это слово вызывает улыбку у членов кланов, оно не дает названия чему-то конкретному, оно — для ученых, историков. Члены клана предпочитают другой термин — Система. «Я член Системы Секондильяно».

    »Системе Секондильяно принадлежит все производство тканей. Окраины Неаполя превратились в одну большую фабрику, настоящий центр предпринимательства. В каком-нибудь другом месте это было бы совершенно невозможно по причине жестких условий контрактов, законов, авторского права; но только не на севере Неаполя. На окраинах вся деятельность формировалась вокруг клановых предпринимателей, что позволяло вводить в оборот капиталы, измеряемые астрономическими цифрами, которые и не снились законопослушным промышленным конгломератам. Кланы создавали дочерние предприятия по производству текстиля, по пошиву обуви и кожаных изделий, способные самостоятельно производить одежду, куртки, ботинки и рубашки, идентичные продукции крупных итальянских домов моды.

    На них работали настоящие профессионалы, специалисты высшего класса, прослужившие десятилетия в лучших итальянских и европейских домах высокой моды, видевшие лучшие ее образцы. Кланы нанимали тех, кто раньше трудился без контракта на производстве самых известных марок. Безукоризненной была не только сама работа, но и исходные материалы, которые или закупались напрямую в Китае, или направлялись непосредственно из домов моды на подпольные фабрики, выигравшие этот заказ на нелегальных торгах. Одежда, производимая кланами Секондильяно, не была типичным поддельным товаром, надувательством, жалкой имитацией, копией, выдаваемой за оригинал. Это было ненастоящее настоящее. Не хватало только самой малости — разрешения холдинговой компании, ее бренда, но это разрешение кланы получали, никого не спрашивая. Клиентов во всем мире интересовали качество и модель. Бренд был, качество — тем более. Тогда какая разница? Кланы Секондильяно создали торговую сеть, охватившую весь мир, которая имела достаточно средств, чтобы скупать магазины, подчиняя себе таким образом международный рынок одежды. Вдобавок их экономическая организация предусматривала продажу через аутлеты. Продукция худшего качества предназначалась для другого рынка: для бродячих торговцев — эмигрантов из Африки, для лотков на улице. Никакой товар не отбраковывался. В отношениях фабрика — магазин, розничная торговля — распространение участвовали сотни фирм, тысячи рабочих рук и тысячи предпринимателей, которые стремились стать частью обширного текстильного бизнеса, принадлежавшего кланам Секондильяно."
    ***
    Документальная книга Савиано о «Каморре» прогремела по всему миру. Она переведена почти на 50 языков. Умберто Эко назвал Савиано национальным героем и одним из наиболее талантливых документалистов Италии, а "Каморра" вынесла писателю смертный приговор, и вот уже почти 10 лет, как писатель живёт под охраной государственной полици

    Комментарии (0)

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Зарегистрироваться можно прямо сейчас. Это не больно и займет две секунды...